Главная » Статьи » Быть или не быть
"Быть или не быть"

Вопрос, вынесенный нами во главу разговора, в современном обществе, на первый взгляд, вопросом и не является. Быть или не быть ребенку в семье? Ответ почти всегда утвердительный – конечно быть! Пусть даже не сразу, пусть даже не сейчас, но все же быть категорически! Спросите у очаровательной барышни или молодого человека лет эдак 4-5, что она или он будет делать, когда станет большим. Среди множества планов, как-то стать директором, зарабатывать много денег, поехать в Египет, где «фараоны и саркофаны» (дословная цитата), дети обязательно указывают важный пункт – семья и, конечно же, дети. Со временем может меняться планируемое количество детей, предпочтение может отдаваться то мальчикам, то девочкам (в зависимости от времени года и послушания родителей). Временами вырастать детям совсем не хочется, особенно если в семье появился младший ребенок. И тогда так хочется вооружиться соской и забраться в детскую кроватку. И даже перспектива носить памперсы не смущает, лишь бы папа с мамой опять меня любили сильно-сильно, крепко-крепко… В детстве бывает по-разному. Из детства часто уходить не хочется. По мнению М.Маклофлин, «большинство из нас становится родителями, еще не перестав быть детьми». И очень часто, проникаясь миром детства собственного ребенка, мы хоть чуть, но все-таки сами возвращаемся в детство…

 

Специалисты не без оптимизма констатируют тот факт, что современные родители во многом более сознательно подходят к рождению ребенка. Ребенок планируется (в хорошем смысле этого слова), ребенок ожидается с нетерпением, с ребенком общаются до его рождения, а продвинутые мамочки даже стремятся обучать и воспитывать ребенка до момента его появления на свет. Такое отношение будущих пап и мам к рождению ребенка, безусловно, можно назвать осознанным. А значит, хочется верить, что и будущее родительство тоже будет осознанным и окруженным заботой и уважением.

 

В современной психологии и педагогике существует целое направление, именуемое осознанным (сознательным) родительством, которое занимается разработкой успешной модели взаимоотношений между родителями и ребенком еще задолго до рождения малыша. Официально движение «сознательное родительство» зародилось в начале 1980-х гг. и до сих пор имеет огромное количество приверженцев. Центральными для данного направления являются идеи И.Б.Чарковского, которые воплощаются в жизнь рядом родительских клубов. Данное направление придает огромное значение периоду внутриутробного развития, процессу родов и первому году жизни. Зачатие и появление ребенка на свет рассматриваются как события, в некоторой степени магические, освященные причастностью к космосу. Ребенок  с момента зачатия – это духовное существо. Основы личностного развития закладываются на ранних этапах развития ребенка (еще до рождения). Отсюда осознание родителями ответственности и их стремление перестроить образ жизни семьи так, чтобы сделать его более естественным, «воссоединиться с природой». Для этого используется купание в открытых водоемах, хождение босиком, физические упражнения, рациональное питание, но главное – особое положительное эмоциональное состояние женщины в ожидании ребенка. Идеал общественного движения «сознательное родительство» - ребенок здоровый в физическом и психическом отношении, живущий в гармонии с собою и людьми.

 

Общим для многих общественных движений, пропагандирующих различные модели детско-родительских отношений, модели счастливого родительства, является отношение к ребенку как к ценности. А рождение ребенка является важной вехой в супружеских отношениях мужчины и женщины. Подобная позиция активно поддерживается как государством (его демографической политикой), так и религиозными институтами, которые рассматривают рождение ребенка как таинство появления жизни. Современные социологические исследования свидетельствуют о том, что подобную точку зрения разделяет большинство настоящих и будущих родителей. Большинство, но не все… Подобные убеждения и ценности не разделяют, а иногда и активно опровергают сторонники общественного движения «чайлдфри».

 

Чайлдфри – философия отступничества или свобода выбора?

Не смотря на то, что желание иметь детей воспитывается в нас едва ли не с пеленок, в мире существуют люди, пропагандирующие бездетность. Подобное общественное движение получило название «чайлдфри» (от английского childfree).  В 1992 году Лесли Лафайет в США основала the Childfree Network – первую организацию, объединившую людей под знаменем добровольной бездетности. На сегодняшний день движение «свободных от детей» набирает обороты во всем мире, включая и Украину. Причины, по которым молодые и здоровые люди отказываются иметь детей, весьма различны и зачастую очень индивидуальны. Однако некоторые общие причины добровольной бездетности выделить все же можно:

 

1. Добровольная бездетность как реакция на давление со стороны общества. Вспоминается та самая пресловутая фраза о настоящем мужчине, который должен построить дом, посадить дерево и вырастить сына. Причем ключевым здесь является именно слово «должен», а иначе, по условиям задачи, настоящим мужчиной ты быть не можешь. Что же тут говорить о женщинах. Если критерием успешности современного мужчины в обществе является его профессиональный статус и, чего греха таить, его материальное положение (перефразируя, «скажи, что ты имеешь, и я скажу, кто ты»), то для женщины основным критерием успешности и жизненного благополучия является семья и наличие ребенка (а лучше двоих). Если вам немного за…, а семьи у вас нет, то окружающие начинают сочувственно кивать головой и в меру тактично интересоваться: «Когда же, наконец, замуж?..». Супругов, живущих в браке и не имеющих детей, донимают несколько иным вопросом типа – «Когда планируете…?».  Свекровь одной нашей знакомой, обеспокоенная продолжением рода и нереализованными амбициями бабушки, донимала невестку фразами «…ну сколько можно! Пора беременеть!». И обвинять в бестактности сердобольных соплеменников не стоит, потому что говорит в них само общество, его величество общественное мнение и современные культурные традиции данного общества. Некоторые этим предписаниям общества следуют, и, как только исполняется возраст совершеннолетия, начинают самостоятельно беспокоиться выше заданными вопросами и занимаются активным поиском спутника жизни и будущего отца (матери) своего ребенка. Другие позволяют внести в требования общества некоторую вариативность, например, принимают решение создать семью и родить ребенка после того, как определятся с карьерой, жильем и средствами к существованию. Заметьте, в этом случае вопрос о том, быть или не быть, не задается, он изначально решается положительно – конечно же быть!

 

И первая, и вторая позиции, с точки зрения психологии, могут расцениваться как конформизм - некритичное принятие правил и норм социальной группы, а в данном случае – норм и предписаний общества. Явление конформизма имеет свои безусловные плюсы. Народная мудрость гласит: «В чужой монастырь со своим уставом не ходят». Принимая условия игры в обществе, мы словно принимает тот самый устав, написанный задолго до нас. И принимая его, становимся одобряемыми членами данного общества, потому что все делаем правильно, то есть по «уставу». Если же позволяем себе в уставе усомниться и предложить какой-то свой вариант поведения, противоречащий общепринятым образцам, то рискуем навлечь на себя непонимание и осуждение сограждан.

 

И несмотря на это, в современном обществе все же находятся люди, отстаивающие точку зрения, противоречащую как культурным традициям, так и нормам современного общества. Среди представителей общественного движения childfree таких довольно много. Цитата в тему от одной из представительниц российского движения childfree: «Чайлдфри – это не какое-то общественное движение и уж никак не партия. Это просто круг людей, которые, так же как и я, не хотят иметь детей. Основная цель, с которой я посещаю данное сообщество, - это обмен опытом в деле противостояния давлению общества, и помощь тем, кто не может с этим давлением справиться самостоятельно. Возможно, что когда это самое общественное давление исчезнет, и человеку будет разрешено наконец-то жить так, как он хочет, а не так, как его пытаются заставить жить, когда перестанут показывать пальцем на «не таких» - тогда отпадет сама необходимость в сообществе childfree». Другими словами, по мнению данных представителей движения «свободных», решение о рождении ребенка – дело сугубо личное и даже интимное. А значит, и принимать это решение человек должен, руководствуясь не давлением общества, не фактором нормативности (пресловутое «как положено»), не опытом окружающих («все подруги уже, а ты…»), а своим собственным выбором, а также мнением тех людей, кого данное решение коснется непосредственно – супруг (если таковой в наличии), члены семьи (если рассчитываете на их помощь и поддержку).

 

С точки зрения психологии, подобная позиция может расцениваться и как зрелая позиция личности, и как проявление «подросткового негативизма».

Любое давление, будь-то со стороны родителей, учителей, или же общества в целом вызывает у подростка желание противостоять, взбунтоваться и сделать все наоборот. Если нельзя, то обязательно можно.  Если нужно и обязательно, то ни за что и никогда. Обычно дети успешно вырастают из «подростковых штанишек» и, становясь взрослыми, так остро на запреты не реагируют. А все разумные «нужно» и «обязательно» воспринимают с позиции взрослого, и, руководствуясь разумной необходимостью, эти правила жизни в обществе принимают и даже находят в них много для себя полезного и интересного. Например, учиться нужно, но кроме этого учиться бывает интересно и даже полезно, если понимаешь, как тебе это может пригодится в будущем. А если не интересно и не полезно, то можно заняться чем-то еще, но при этом соблюдая внешние формальности – в школу (колледж, университет) ходим, баллы набираем, диплом получаем! А кричать на каждом углу, что «при нынешней жизни учиться – дело последнее», вовсе не обязательно. Правила игры на то и существуют, чтобы их хотя бы формально, но выполняли. Ведь в любом правиле есть и исключения, и свобода сделать по-своему. А с позиции того самого «подросткового негативизма» сам факт существования правила вызывает бурю возмущения. А главным правилом жизни становится девиз – «Нет никаких правил!» (хотя нет никакой гарантии, что спустя время и против этого правила бунтующая душа подростка не станет воевать). Рискнем предположить, что если бы данных уважаемых представителей движения childfree поместить в современное китайское общество, где законодательно закреплено положение об ограничении рождаемости, то спустя короткое время данное движение имело бы все шансы мимикрировать и стать движением, активно пропагандирующем рождение детей. Все что запрещено – разрешено!

 

2. Добровольная бездетность как реакция на собственное детство. Психологи утверждают, что желание иметь детей (научным языком, репродуктивная установка) формируется еще в детстве, и в первую очередь через опыт собственных детских переживаний. Задайте себе несколько вопросов: «Хорошо ли быть ребенком?», «Хотели бы вы вернуться в детство?», «Что бы вы исправили (изменили) в своем детстве?», «Счастливым ребенком были вы?». Из ваших ответов станет понятно, насколько привлекателен лично для вас мир детства вообще и ваш собственный мир детства в частности. Безусловно, самые теплые детские воспоминания связаны не только с мороженым, велосипедом и походом в зоопарк, но и с отношением к нам нашим родителей. Мамина нежность, папино восхищение, бабушкина похвала… Все это делает нас, уже взрослых людей, сильными, уверенными и счастливыми. Любовь и вера в нас наших родителей выступает тем магическим оберегом, который дает нам уверенность в том, что все у нас получится. Но только в том случае, если речь идет о детстве счастливом…

 

Сэмюэлю Батлеру принадлежит фраза: «Вот уж кому не следовало иметь детей, так это родителям…». Начинающий психоаналитик, услышав подобное высказывание, заточит перо и заготовит перечень вопросов, чтобы разобраться-докопаться, что же такое было в детстве у господина Батлера, и кто же его так крепко обидел. И хотя ирония здесь, безусловно, уместна, определенная доля истины в словах уважаемого иностранца все же есть. Обладая магической силой сделать ребенка счастливым, родители способны использовать эту самую силу так, чтобы отбить у нас желание когда-либо вернуться в мир детства, даже будучи человеком взрослым.

 

Тема детско-родительских отношений для современной психологии не нова. Ученые мужи не первый год пытаются понять, при каких условиях отношение родителей к ребенку способно сделать маленького человечка счастливым взрослым, а в каком случае – взрослым несчастным ребенком, способным разрушить мир вокруг в отместку за детские обиды. Одна из таких типологий деструктивного отношения матери к ребенку представлена в работах Л.Ковар. Заметим, что матери вовсе не обязательно проговаривать ребенку все то, что она думает или чувствует. Дети, в отличие от взрослых, обладают уникальной способностью тонко чувствовать то, что взрослый даже не решается сказать. Чувствовать и винить во многом себя. Ведь если мама и папа думают обо мне плохо, значит, я действительно плохой и заслуживаю наказания и плохого отношения к себе. Из какой же позиции родительского отношения могут в будущем возникнуть приверженцы движения «свободных от детей»?

 

-  Ребенок как обуза, мешающая социальному продвижению матери. Мать эмоционально отвергает ребенка, держится от него как бы на расстоянии. Приближается лишь за тем, чтобы указать ребенку на его ошибки. Покинутый ребенок, лишенный материнской ласки, плохо общается с другими людьми (в частности, сверстниками). У него поздно формируется речь. Он часто остается инфантильным, беспомощным и неуверенным в себе на всю жизнь.

 

-  Ребенок как панацея от пустоты собственного существования и бессмысленности жизни. Эти отношения напоминают отношения в системе «раб-хозяин». Мать готова исполнить любое желание и прихоть ребенка. Она не дает ему проявить самостоятельность и формирует в ребенке безответственность и беспомощность. Поскольку она все делает для ребенка, ребенок зависит от капризов матери, а мать – от капризов ребенка. В этом союзе двоих отец не нужен, он становится лишним в семье. Поскольку у ребенка нет опыта соперничества и компромиссов, его не принимают в компании сверстников, и он остается капризным «придатком» матери. «Отношения для двоих» часто создаются матерями-одиночками, которые контролируют поведение ребенка и испытывают от этого неосознаваемое удовольствие.

 

Ребенок как оружие в собственной борьбе. Если муж терпит неудачу в карьере, жена, считающая себя волевой женщиной, начинает борьбу за власть. Дети для нее делятся на сильных (как мать) и слабых (как отец). Конфликтуя, отец и мать используют детей как оружие в собственной борьбе. «Волевая» мать третирует «слабовольного» сына. Ребенок вынужден играть роль слабовольного, но постоянно борется с матерью. Часто он направляет агрессию на родителей, на младших детей, теряя эмоциональный контроль, конфликтует со сверстниками. Предпочитает занятия в одиночку (чтение книг, просмотр телепередач, компьютерные игры и т.д.). Он недоволен собой и тем, что делает, поскольку судит по себе по критериям матери, пытается компенсировать свою слабость и трусость, занимаясь силовыми видами спорта.

 

Ребенок как пустое место. Мать считает отца ущербным («недоразвитым»). Аналогично – и ребенка. Она отворачивается от ребенка, хотя старается выглядеть заботливой в мелочах. По отношению к сыну мать выражает лишь отрицательные эмоции или не выражает их вообще (сын «пустое место», как и отец) и уделяет внимание лишь внешним нормам поведения. У ребенка не развивается индивидуальность, он вырастает с комплексом неполноценности.

 

- Ребенок как временное пристанище. Мать с «разбитой» судьбой временно посвящает себя ребенку, но может бросить его ради нового мужчины, как и отец - свою любимицу-дочь. Ребенок бунтует против родительского непостоянства: отсюда побеги, кражи, ранние сексуальные связи, разочарования и т.п. Если мать покинута мужем и у нее меняются партнеры, ребенок заброшен и забыт. С ранних лет он попадает в компанию сверстников, стремится преуспеть в сферах, не требующих самодисциплины, там, где можно быстро удовлетворить свои потребности. Он часто нарушает школьную дисциплину, прогуливает занятия, проявляет негативизм и демонстративность при общении с учителями.

 

Справедливости ради стоит сказать, что эта теория – лишь одна из точек зрения, и она неспособна объять необъятное – охватить все многообразие детско-родительских отношений в семье. И с пылом неисправимого оптимиста нам вновь и вновь хочется верить, что наши дети растут в других условиях – условиях любви, нежности и искренней заботы. Но той же справедливости ради стоит сказать, что описанные выше модели родительского отношения все же очень узнаваемы для психологов-практиков. Слабым утешением в этой ситуации является библейское изречение о том, что «не ведают что творят»…

 

Кроме того, собственный неблагополучный детский сценарий может формировать у взрослого человека особое иронично-саркастичное отношение к детям вообще. Отсюда и стойкое нежелание «заводить ЭТО». В качестве иллюстрации приведем высказывания одного из представителей российского движения «свободных»: «Основной причиной моей принадлежности к childfree (людям, сознательно отказавшимся от деторождения) является простой факт: мне не нравятся дети. Не вызывает умиления младенцы, их первые улыбки и первые шаги. Не нравятся 4-5-летние с их вечно разбитыми коленками и стократно повторяющимися дурацкими вопросами. Раздражают подростки, отчужденные и, по сути, желающие от родителей только денег. Я не чувствую в ребенке «продолжение себя», для меня он – лишь колоссальное множество ничем не компенсируемых проблем, от которых уже никогда не избавиться, и серьезнейшая ответственность, принимать которую я просто не вправе. Я наблюдаю за теми, кто уже имеет детей, и, на мой взгляд, их жизнь изменилась категорически в худшую сторону. Они ограничены во всем…».

 

Дабы подчеркнуть толерантность нашего общества и собственной позиции, комментировать высказывания уважаемого представителя движения «свободных» не станем. Даже можем привести цитату в тему «Честный ребенок любит не папу с мамой, а трубочки с кремом» (Дон-Аминадо). Профессия психолога обязывает нас выдать фразу типа «…каждая точка зрения имеет право быть», да только грустно как-то становится, а в голове возникает мысль, что любовь к трубочкам вовсе не исключает любви к маме…

 

3. Добровольная бездетность как демонстрация собственного эгоизма.

Любой родитель, воспитывающий ребенка любого возраста, подтвердит тот факт, что забота о ребенке требует времени и сил (физических, душевных, материальных). Когда-то, когда ребенка еще не было, ты мог самолично распоряжаться своей свободой, своим временем. После рождения ребенка бразды правления переходят в милые пухленькие детские ручонки. Неизвестному автору принадлежит высказывание о том, что «родители – настолько простые устройства, что ими могут управлять даже дети». И даже признавая факт детского манипулирования и проявления детского деспотизма, многие настоящие и будущие родители дружно утверждают, что радость родительства стоит того и даже во сто крат компенсирует все прочие трудности. Так утверждают многие, но не все… Цитата в тему от представителя движения «свободных»: «Я слишком люблю себя. Пусть это звучит глупо и эгоистично, но мне совершенно не хочется портить свою внешность беременностью и родами, терпеть неудобства, боль, рисковать жизнью, выпадать из привычной жизни на довольно долгий срок, отягощать себя маленьким, беспомощным и (по большому счету) ненужным мне созданием. Дети – это прекрасно, они должны рождаться, но, если можно, не у меня. Я слишком люблю мужа. И мне абсолютно без надобности еще один человек, пусть даже являющийся его прямым потомком. Я слишком люблю свою работу, свои хобби, друзей, прогулки, развлечения, походы в гости и на природу. У меня масса интересных дел, которым ребенок только помешает. Я законченная самодостаточная эгоистка, и это меня радует. Я не страдаю комплексами… Меня не волнует  ни «вымирание нации», ни абстрактное «женское предназначение», ни прочая чепуха, которой пичкают чайлдфри, надеясь пробудить в них некие «инстинкты». Но детей я люблю – детей «как таковых». Они чище, невиннее, лучше взрослых. Но в мире вполне достаточно детей, и обогащать генофонд планеты своим скромным хромосомным набором я не собираюсь никогда».

 

Безусловно, с профессиональной точки зрения можно поспорить, чего в этой позиции больше – «самодостаточного эгоизма», личностной зрелости и честности, или же все того же закамуфлированного подросткового негативизма. Лично мы, каждый раз встречаясь с детьми, глядя на то, какими искренними, открытыми, капризными, обиженными, безудержными и такими неповторимо разными могут быть маленькие девчонки и мальчишки, невольно ловим себя на мысли о том, как здорово, что они есть. Но это уже наша собственная позиция. И отдавая дань толерантности, лишь профессионально резюмируем, что в современном мире и такая точка зрения имеет право быть. Только профессиональная интуиция почему-то подсказывает, что еще наступит тот день, когда у данной представительницы «свободных» вся ее нынешняя рафинированная позиция станет с ног на голову, потому что однажды, в один из дней, искренняя беззубая улыбка малыша, случайно проезжавшего в новомодной коляске, подскажет ей, что время пришло… А пока не можем не согласится с мыслью Антонио Сикари о том, что у современного общества формируется «контрацептивный менталитет», который можно обозначить лозунгом «Ты не будешь жить, чтобы я могла (мог) жить лучше!».

 

Говорить об отношениях родителей и детей можно бесконечно долго. Мы не откроем Америки, утверждая, что конфликт поколений – аналог вечного двигателя – был, есть и будет всегда. Наверное, в этом и прелесть таких разных и таких сложных отношений между родителями и детьми. Станислав Ежи Лец сказал однажды, что «ребенок рождает родителей». Сложно сказать точнее. Те, кто родителями пока не стали, могут понять нынешних родителей только гипотетически. Можно прочитать тысячи томов умных и авторитетных книг, но, встретившись с реальным ребенком, констатировать факт, что каждый новый день жизни вашего ребенка неповторимый и по-своему уникальный, хотя и объяснимый языком сухой научной психологии. Да только несмотря ни на что мы храним в душе убежденность – лучший способ сделать детей хорошими – сделать их счастливыми. Хочется верить, что взрослым это под силу, ведь они тоже когда-то были детьми…

 

Автор: Игорь Хлопонин, Наталья Хлопонина